Новые виражи старой экспансии

Казалось бы, правовые нормы и правила, принявшие статус международных со второй половины 20 века - подводили черту насильственной экспансии прошлых времён. Теперь они призывали покончить с враждебностью во внутренних и международных отношениях - на основе всеобщей толерантности и решительного избавления от ксенофобии, и приступить к строительству нового
международного сообщества с отказом от идеологического противостояния, прозрачными национальными границами, открытыми экономическими зонами и свободными рыночными отношениями.

Впрочем, статус "международные" вовсе не означал, что в их выработке принимали равное участие представители всех стран из идеологичеки противоположных тогда систем. По сути, в правовые нормы и правила втиснули исключительно одну - западную концепцию капиталистического развития - в качестве единственно безупречной и цивилизованой. Хотя очевидно, что если бы она была таковой, то и проблем бы с появлением второй не стояло. А тут следовало бы вспомнить - кто и за какие негативы глобального характера подвергал аргументированной критике ту безупречную систему. Да и законы объективного диалектического развития требовали оппозиционную ей альтернативу, без которой невозможно не становиться мировой диктующей монополией.

А это недвусмысленно намекало на то, что прежде всего российские народы напрасно потратили время, силы и средсва в 20 веке, требовало с переходом на международные нормы - отказа от данного периода своей Истории, капитальной перестройки экономики и сложившегося было быта на западный, прямо противоположный лад, а по успешному завершению и переписать Историю на тот же лад. Иными словами, без боя сдаться на милость Западу, что никак не удавалось с боями - в извечном споре "западников" и "славянофилов".

И тут следует обратить внимание на ту самую толерантность, на основе которой предлагается переход к правовым открытым формам мирного сосуществования стран с различной государственностью. Поле то правовое, а само понятие "толерантность" ни в какие правовые рамки не вложишь. Но становится она действенной, лишь подвигаемая прагматическим заключением официальных договоров об отказе от конфронтации в пользу равнопартнёрского сотрудничества - с мерами ответственности и компенсации ущерба нарушениями или невыполнением договорных обязательств сторон. И если таковые не заключаются, то чем же ещё гарантировать отказ от конфронтации - причём под всевозможными благовидными предлогами? Например, в связи с недостаточностью свободы в обществе страны-партнёра, и вполне приемлемым желанием вмешаться в святое дело борьбы за свободу человечества? Разве что понадеяться на человеческую совесть - что вполне адекватна западному джентльменству?

А кроме подобного предлога для рецидива конфронтации и её успешного продвижения - оказывается, уже не требуется никаких форс-мажорных обстоятельств! По правовым нормам и правилам -- границы должны быть прозрачными, экономические зоны свободными, отношения свободно-рыночными. Права на землю (читай - территорию) с природными богатствами коренных жителей должны быть равны с заморскими купцами, а для размещения капитала можно применить любое гражданство, как минимум, из двух, предварительно узаконеных. И всё остальное, недостаточно свободное, с пределами свободы, которые никто и нигде не определял - вплоть до свободной анархии!

Но тогда спрашивается - чем же экспансия 21 века отличается от прошлой колониальной? Верно - добровольно-цивилизованными правовыми способами, в зависимости от того, кто первым понадеется на человеческую совесть, что адекватна западному джентльменству.

Не хило придумано - как заметил в задумчивости собеседник, молодой аспирант из Института исследований международных проблем.

Выходит, все, кто понял это и всячески препятствует распаду общества, государства и союзов, те и удостаиваются от
свободного Запада - ярлыков блюстителей прежних властных режимов. Так ведь должна же быть свободная оппозиция и
Западу?

Или не должна?