По Тверской. Село Никольское — родовое имение Львова.

Начало здесь и здесь.

Однажды вышел указ императора Павла III о том, что дворяне могут не состоять на военной службе, а уезжать обустраивать свои усадьбы.
А Николай Александрович Львов (1753-1803), человек разносторонний, как да Винчи (архитектор, строитель, художник, гидролог, поэт, гравер, изобретатель), воспользовался этой возможностью столь масштабно, что три дня в Торжокском районе мы могли наблюдать самобытные развалины его строений.
Еще одной специализацией Львова, был перевод с итальянского. Николай Львов был поклонником Андреа Палладио, итальянского архитектора позднего Возрождения, основоположника классицизма. В этом ничего оригинального нет, так как Палладио, вероятно, самый влиятельный архитектор в истории. Необычно другое: Львов сам перевел на русский язык «Четыре книги об архитектуре» Палладио и всю жизнь оставался творческим продолжателем его методов.
Также Львов бывал в Риме и видел совершенные своими пропорциями древние памятники — круглый храм Весты и пирамиду-усыпальницу Цестия — и мечтал соединить оба поразивших его архитектурных объема в одной композиции. Это особо сказалось в сооружениях села Никольское.
Даже пирамида появилась на нашей средней полосе.

Пирамидальный погреб работы Львова в селе Никольское

Разумеется, сначала была построена кузница (1783), чтобы иметь инструмент для дальнейших работ, потом построили господский дом, а уже потом — пирамидальный погреб-ледник и двухуровневый фамильный храм-ротонду (1789-1806). Смотрели же мы усадьбу в порядке обратном хронологическому.

В XVIII веке было не принято открывать бесприходные храмы. Когда Львов всё же получил такое разрешение, то начал строить храм-ротонду, то есть Церковь воскресения Христова (верхнюю) и церковь Николая Угодника (нижнюю). Для экономии был использован искусственный мрамор.

Храм-ротонду в селе Никольском Торжокского района: Церковь воскресения Христова (верхняя) и церковь Николая Угодника (нижняя)

Они стоят на насыпном холме.
Дубы в парке посажены на раз-два-три, как в вальсе.
Желуди хрустят под ногами, никому не нужные, потому что в окрестностях поселилась сова (неясыть), которая перетаскала всех местных белочек.

Село Никольское Торжокского района.  Древние дубы и храм-ротонда.

Верхний храм имеет двойной купол, который порождает рассеянный вечерний свет.

Село Никольское Торжокского района.  Двойной купол храма Воскресения Христова.

Нижний храм получил световые окна.

Село Никольское Торжокского района. Световые окна нижнего храма Николая Угодника.

Нынешнее их состояние: только уцелевшие стены. В последние годы сделали двери, чтобы снег зимой в ротонду не залетал. Но и только. На большее пока нет средств.

Разгромили храм в 1917 году. Но нижняя часть ротонды — еще и усыпальница, которую местные интернет-путеводители именуют мавзолеем.1
И гробы в нижнем храме простояли до 30-х годов XX века. И лишь тогда два деревенских негодяя-драчуна решили их вскрыть. Гробы оказались облитыми свинцом. В одном из гробов был труп с длинной косой, вероятно, Марии Алексеевны Львовой. Другой труп лежал с кортиком, вероятно, им был сам Николай Львов. Гробокопатели отскребали позолоту, а один из них взял себе кортик, «случайно» поранил им себя в бедро и умер от заражения крови, получив наказание еще при жизни. Несмотря на то, что вокруг стояла советская власть и самый разгул отрицания жизни за гробом, местные люди гробокопателей осуждали.

Гаврила Державин в авторском комментарии к стихотворению «Память другу», написанном «по случаю кончины тайного советника Николая Александровича Львова, истинного друга автору» писал: «Сей человек принадлежал к отличным и немногим людям, потому что одарен был решительною чувствительностью к той изящности, которая с быстротою молнии наполняя сладостно сердце, объясняется часто слезою, похищая слово. С сим редким и для многих непонятным чувством он был исполнен ума и знаний, любил науки и художества и отличался тонким и возвышенным чувством, по которому никакой недостаток и никакое превосходство в художественном или словесном произведении укрыться от него не могло. Люди словесностью, разными художествами и даже мастерствами занимавшиеся, часто прибегали к нему на совещание и часто приговор его превращали себе в закон».

Могилы таких людей разоряют ханыги. И даже бытовые сооружения сохранить не могут.

В господском доме было даже паровое отопление между стенами. На фотографии — сохранившийся западный флигель.

Село Никольское Торжокского района. Сохранившийся западный флигель господского дома.

А вообще от него сохранилось так мало (небольшая часть центрального дома), что больше эмоций вызывают хозяйственные сооружения.

Очень понравился трехъярусный погреб. Надземная его часть — правильная четырехгранная пирамида, облицованная белокаменными плитами. Некоторый необъяснимый, но вполне повторяемый и реальный эффект сохранности продуктов изучен для пирамид. Но в данной конструкции Львовым предусмотрены вполне конкретные решения для улучшения сохранности зерна, мяса и других запасов. Правда подробности я подзабыл! И дело не только в плохой памяти. Видимо, у меня не хозяйственный ум: концепция в голове сразу не уложилась.



Пирамидальный погреб работы Львова в селе Никольское.

Пирамидальный погреб работы Львова в селе Никольское.

Пирамидальный погреб работы Львова в селе Никольское.

Пирамидальный погреб работы Львова в селе Никольское.

Четырехкамерная кузница построена из валунов вперемешку с известняком. Она как будто вросла в склон Петровой горы. Кузница мне настолько понравилась, что, кажется, это единственный объект, на фоне которого я сфотографровался в Торжокском районе.

Четырехкамерная кузница в селе Никольском

Четырехкамерная кузница в селе Никольском

Вообще поездка в Никольское напомнила, что совсем недалеко от городов живут дикие птицы. На въезде в деревню Сосенки с дороги было видно гнездо аистов на водонапорной башне, в котором стояли оба родителя. При выезде из этой деревне также виднелось гнездо аистов — на другой водонапорной башне, но на этот раз аист был один.
А за деревней — поля, над которыми парил ястреб, и вроде не парился насчет отсутствия потенциальной добычи.

В Никольском — действующий колхоз имени 1-го мая, который сеет и пашет: никогда не останавливался, никогда не менял профиль. Завезенные крупные голландские коровы в следующих поколениях обмельчали, однако колхоз 1-го мая — ныне второй по величине поставщик молока в Торжокском районе.

Сельская школа забита компьютерной техникой, да только детей в ней мало.
Обед в школе был очень вкусным, как и в другой сельской школе два дня спустя.

Рында во дворе школы. Собирается позвонить evg_lisin.

Рында в селе Никольское Торжокского района

Вернуться1 — Зиккурат в центре Москвы, конечно, можно называть мавзолеем. Но ближайший к Москве мавзолей находится где-то в районе Туркестана, в крайнем случае — Казани. В мавзолее пристало лежать Тимуру, а православный усопший может лежать лишь в усыпальнице, в костнице, в раке и в могиле. Если Торжокский район сделают туристским краем и начнут издавать путеводители на глянцевой бумаге, то рекомендуется аккуратнее подбирать термины.

Другие записи тура

По Тверской. Карты и топографические каламбуры.
По Тверской. Местная кухня.
По Тверской. Торжок. Храмы и особняки.
По Тверской. Святой источник у д. Якшино.
По Тверской. с. Арпачёво — родовое гнездо Львовых
По Тверской. д. Грузины — родовое гнездо Полторацких.
По Тверской. Погост Прутня — могила Анны Керн
Тверь. По следам любимых песен.
Тверь. Кирилл и Мефодий.
Сельская школа в поселке Мирный Торжокского района
Деревня Ляхово в свете китайского подхода
Панорамный пост

Организаторы блог-тура:
НКО ЧУ РИЖТ Портал и Правительство Тверской области.
Партнеры: Тверское представительство ОАО "Ростелеком", ЛИДЕР-Такси.
Тверские ведомости — информационный партнер. Бизнес Информ — юридический партнер.


Tags: