Альянсы и нюансы их распада

Простейшая аналогия - заключение брачных союзов между будущими супругами, который (судя по добровольным словесным заверениям и обязательствам) рассчитывается на долговременный период совместной жизни и традиционно регистрируется полномочными на то государственными органами.

Однако, при этом возникает вполне логичный вопрос - если отношения пары основаны на собственных чувствах доверия, взаимного уважения и любви, т.е. являются личным делом пары, то причём тут вмешательство государства? Ведь сами чувства - не гарантируются никакими регистрациями, равно как и вербальные (словесные) обязательства и заверения, исходящие из этих чувств в моменты заключения брачных союзов. Они далеко не вечны по постоянству и во многом зависят от реальных, изменяющихся во времени и пространстве обстоятельств, чаще всего не предвиденных для малоопытной ещё молодой пары и способных со временем ставить под сомнение верность первоначального союза, порой - вплоть до его полного распада.

Но в том и дело, что распада союза, уже измененого временем, когда по одну сторону остаётся свободная мужская личность, а по другую - женщина-мать, с сопливыми ещё детьми на коленях, обременёная заботами по домохозяйству и по этой причине не имевшая возможность для самостоятельного источника средств к существованию. И кто же тогда защитит подобное материнство и детство, если не государство на основании регистрационных данных о браке, заключаемом, к тому же, в присутствии свидетелей?

А от чего именно становится свободным бывший супруг? Выходит, от первоначальных пылких словесных заверений и обязательств, которые не будучи официально зафиксироваными - уподобляются банальному сожительству со свободным выбором вариаций и новыми страстными заверениями в любви - ради (и прежде всего) тесных телесных апробаций на очередной партнёрше, которой больше нет на что рассчитывать, кроме как на честь и благородство сильного пола.

Но о какой чести может идти речь, если пылкие обязательства и заверения в вечной любви и верности, даже в присутствии свидетелей - способны становиться пустыми звуками от столкновений с реалиями практического бытия, поощряемых к тому же свободным перебором других вариантов сожительства, одинаково начинающихся с сексуальных проб и ошибок!

Значит, в сущности, поощряется не личная свобода гражданских браков от вмешательства государства, а принципиальная необязательность соответствия поступков своим же словам с заверениями и обязательствами, т.е. фактический обман в отношениях между людьми, основательно разрушающий веру в людей, в дружбу, в любовь, порождая пессимизм и безысходность от самых начал образования семей со всеми известными от этого последствиями. Очевидно, и во всём обществе.

Но ведь во всех отношениях между людьми, испытывающих дефицит доверия - общепризнано заключать официальные договоры, вполне компенсирующие этот дефицит договорными санкциями на возмещение материального и морального вреда в случаях ненадлежащего исполнения договора.
------------------
В проблеме сохранения многонациональных союзов - те же, по сути, нюансы. Заключались ли союзы путём официальных практических договоров с санкциями на возмещение ущербов? И тогда отделение нации от союза возможно только после исчерпывающих расчётов по обязательствам и заверениям - д о отделения, а не после него.

Но если подобные союзы уподобляются свободным гражданским бракам на пылких словесных обязательствах и заверениях, с показной демонстрацией объятий и поцелуев на высшем уровне, к тому же поощряемых свободным перебором других альянсов - то в условиях де-факто конкурентной борьбы за собственные интересы - такая свобода не означает ничего, кроме изощрёной политики основательного ослабления конкурирующих союзов национальным самораспадом.

Точно то же самое произошло с Союзом ССР.
----------------
Однако, не менее, а возможно и более важным представляется альянс избирателей с избранными во власть, поскольку с переходом к свободному плюрализму политических партий и частных идеологий - дефицит доверия к представительской власти из нескольких политических фракций возрастает до максимума.

В самом деле, доверие, например, к ЛДПР и голосование за её представителей - означает одновременное недоверие к КПРФ, ЕР и СР и подобное недоверие суммируется при голосовании адептов, преданых каждый своему партийно-политическому убеждению. А, главное - как быть с превалирующим большинством вообще беспартийных избирателей, которым Конституция предоставила право в том числе и не примыкать ни к какой частной политической идеологии?

Тем не менее и данный альянс формируется всего лишь на пылких предвыборных словесных обязательствах. Об официальных договорах с санкциями на возмещение ущерба при ненадлежащем практическом исполнении словесных заверений, которыми общепризнано компенсировать всякий дефицит доверия между людьми - и речи нет, словно продолжаем находиться в 20-м однопартийном веке во власти с тесным блоком партийных и беспартийных.

Но и на дискуссии о централизации или децентрализации государственного управления отвечает сама Конституция, провозглсившая вместе с разграничением полномочий -- в е р х о -
в е н с т в о федеральных законов. А это и есть централизация, обеспечиваемая в отличие от 20 века - конституционным гарантом в лице Президента страны. Вот эту существенную разницу и следовало бы учитывать всем, кто усмотрел в Президенте возврат к централизации 20 века. В любой цивилизованой стране с президентским правлением, очевидно, то же самое, иначе соединеные штаты Америки, например, уже давно бы развалились на самостоятельные и независимые.

Одиозная прозападная концепция невмешательства государства и в частный бизнес со свободно-рыночными ценами - тоже могла бы иметь место. Но только тогда ( и не ранее), когда сам частный бизнес очистит себя от контрафакта, контрабанды, искусственных банкротств, массовых нарушений экологии и безопасности сограждан, монополизации и оффшорной наживы - ради пресловутой частной прибыли. На кого работает т.н. невидимая рука мечтателя Адама Смита - в точности подтверждено событиями в Украине и диктующими санкциями на свободно-рыночный бизнес самим Западом.
----------------
Новомодному плюрализму самое место бы в обществе, с ни к чему ещё не обязывающими спорами и дискуссиями в семьях, объединениях и СМИ, с согласованием различных мнений д о власти и передаваемых затем парламентским законотворцам из частных политических фракций. Но они же начинают дискуссии с согласованиями уже находясь во власти с плюрализмом частных идеологий, на выходе которого закон федерального уровня, легитимно обязывающий подчинять свои мнения и убеждения
в с е м, кто голосовал за свою партию, а значит не доверял остальным, кто вообще не примыкал ни к одной партии или не принимал участия в голосовании по объективным причинам, или настойчиво педалировал на графу "против всех". Выходит - бесполезно конституционное требование о том, что никто не может быть принужден к отказу от своих мнений и убеждений.

А, впрочем, свободный плюрализм частных политических идеологий допущен и на государственные посты и в региональные администрации. И получается, что свободный плюралист, занимающий ключевые государственные посты во власти, дважды присягает -- сначала Уставу партии, а затем и общегосударственному делу. И как же в такой ситуации угадать, кому он отдаёт предпочтение - обществу или своей партии, уставной целью которой, как известно, заложена смена власти и курса на собственно-партийные?

И, похоже, только наш Президент понял, что негоже и не к чести лидера общенационального (государственного) масштаба - служить двум Уставам!